Февраль 2016

2 Фев 2016

Труд, собственность, богатство…

А. САВКА, доктор философских наук

Глобальные трансформации, происходящие сегодня во всех сферах, побуждают вновь обратиться к проблеме цивилизационной принадлежности России, к основным социокультурным факторам, которые сформировали характерные особенности российского общества, его философию хозяйства и хозяйственно-экономическую культуру, – ведь именно они во многом определяют выбор модели социально-экономического развития. Не существует чисто экономических проблем, экономика всегда «погружена» в культуру.

Постсоциалистическое реформирование России снова поставило вопрос о «русском пути», который должен быть органичным развитием «русской идеи», сформулированной в её духовном смысле русскими религиозными философами Н. А. Бердяевым, С. Н. Булгаковым, И. А. Ильиным, Л. П. Карсавиным, В. С. Соловьёвым и др. Этот путь способен привести хозяйственно-экономическую и материальную жизнь российского общества в соответствие с традиционными социокультурными идеалами и ценностями.

В начале ХХ века С. Н. Булгаков в сборнике «От марксизма к идеализму» поставил вопрос, особенно актуальный сегодня: «В чём современное сознание нуждается больше всего, какова духовная жажда современного человечества?» – и ответил на него вполне определённо: «Оно жаждет более всего того, что составляет основное начало всей философии Соловьёва, её альфу и омегу, – положительного всеединства», которое неотделимо от софийности мира и «энергии солидарности», или любви, обеспечивающей «единство многих». И Булгаков делает важнейший вывод: «Соборность есть пребывающая основа нашего бытия»…


Соблазн вечной жизни

Эдуард ГЕВОРКЯН

Рождение и умирание – извечная суть природы, частью которой мы являемся, в которой мы возникаем и исчезаем. Возможно, в этом суть Промысла, создавшего человека и наделившего его разумом, благодаря которому он и понял, что его дни в тварном теле конечны. Страх смерти в различных своих проявлениях неизбежно влияет на формирование личности, а в какой-то степени и на поступки человека в тех или иных обстоятельствах. Чем изощрённее разум, тем большую досаду вызывает у него своя ограниченность во времени. Одни относятся к идее смерти стоически, другие ищут утешения в религии, третьи – заглушают страх, растрачивая жизнь в угаре наслаждений… Время от времени кто-то пытается восстать против неумолимых законов Мироздания, желая обойти или даже отменить их. На что только не идут они в поисках бессмертия! Безуспешность этих попыток на протяжении тысячелетий вроде бы доказала их безнадёжность, если не сказать – бессмысленность. Но что если достижения современных наук и технологий всё же позволят человеку избежать кончины и жить, сколько ему угодно?


Четыре арийские истины, или Первая проповедь Будды

Дмитрий ЖУКОВ

Размышляя о том, кому же в первую очередь преподать обретённое знание, Будда вспомнил о своих первых наставниках – Аларе Каламе и Уддаке Рамапутре. Однако, окинув мир живых внутренним взором, он нигде их не увидел. И, будучи теперь всеведущим, Будда понял, что Алара Калама покинул этот мир в довольно почтенном возрасте как раз в ночь его Просветления, а Уддака Рамапутра умер накануне. И тогда Шакьямуни подумал и о пяти отшельниках, которые сопровождали его в период суровой практики самоограничения и оставили после того, как он нарушил аскетические правила.

«Пять монахов-бхикку много для меня сделали, они сопровождали меня, когда я был поглощён аскетическими усилиями. Что если я прежде всего наставлю в учении пять монахов? И тогда я подумал: где теперь находятся пять монахов? И посредством моего божественного зрения, очищенного, сверхчеловеческого, я увидел, что пять монахов находятся в Бенаресе, в оленьем парке Исипатана (на санскрите – Ришипатана, «Место святых мудрецов»). Тогда, пробыв в Урувеле так долго, как мне хотелось, я направился в Бенарес», – передаёт слова Шакьямуни древнейшее собрание сутт (речений Будды) «Маджджхима-никая»…


Королева без королевства

Лариса ВАСИЛЬЕВА

Материалы к книге о судьбе Анны Ахматовой

– Несчастливого детства не бывает, – сказал мне человек, три года проведший в детском доме, откуда его забрал отец. Случай редкий. Особенный.

До конца своих дней этот человек помнил, как, оборачиваясь на здание детского дома, видел все его окна, облепленные головами ребятишек, провожавших счастливчика, который обрёл родного отца.

Далее всё пошло хорошо, в семье с доброй мачехой. Почему-то детдом не оставил в нём плохих воспоминаний.

–Как-то изначально умел я воображать другую жизнь, которая, вопреки здравому смыслу, была моею. Шла параллельно с реальностью, не мешая ей. Я верил в неё, надеялся. Ждал. Не сомневался, она придёт ко мне.

Воображать другую жизнь?

Переписка юной Ани Горенко с Сергеем фон Штейном, вдовцом её сестры Инны, умершей от туберкулёза, рисует жуткие картины несчастливого детства.


Чувство живого тепла

Наша Вселенная – это энергия во всех своих проявлениях, от наивысшей концентрации в веществе до загадочной и неизученной тёмной материи. В отличие от некоторых живых существ, непосредственно воспринимающих тепловую картину мира, в нашем сознании восприятие «тепла» и «холода» – ощущение субъективное. Но почему издревле людям известны лишь пять чувств (зрение, осязание, обоняние, слух и вкус), выделенные ещё Аристотелем, дающие нам относительно полную картину окружающей среды, а чувство тепла отсутствует? Казалось бы – чисто умозрительный вопрос. Наш автор Анатолий СКОБЕЛКИН, известный читателям «НиР» своим необычным подходом к неоднозначным проблемам (см., например, его статьи в «НиР», 2013, № 7 и 8), уверен, что, пытаясь ответить на него, можно приблизиться к разгадке многих тайн Мироздания.


Спасая личность человека

В наши дни говорить и писать о душевных болезнях непросто. Немалое число претендующих на научность трудов лихо раскладывают «по полочкам» сложнейшие механизмы психики; нет недостатка в «мозговедах», легко обнаруживающих и столь же легко врачующих недуги человеческого сознания. Есть лукавые гуру, которые вообще отрицают понятие психического заболевания, заменяя его терминами вроде «альтернативное восприятие реальности»… В то же время современную цивилизацию, с её бешеным информационным ритмом, всё чаще называют «безумным миром».

Именно поэтому настолько ценна сегодня возможность строгого и честного осмысления проблем психического нездоровья с позиций классической науки. Именно такой подход выдержан в монографии ведущих научных сотрудников Научного центра психического здоровья РАМН Веры КРИТСКОЙ и Тамары МЕЛЕШКО «Патопсихология шизофрении» (М.: Институт психологии РАН, 2015). Это фундаментальное, академическое исследование. Однако выполнено оно не холодными теоретиками. Авторы представляют осмысление опыта многих десятилетий практической работы с больными (и, что важно, работы результативной – реальной помощи людям). За отточенными учёными формулировками видна искренняя любовь к своим пациентам, стремление облегчить их страдания, вернуть их в общество.

Вера Павловна Критская и Тамара Константиновна Мелешко охотно согласились ответить на вопросы «Науки и религии».